Вы здесь:  Главная  »  Суд да дело

Суд да дело

«Гусевское дело»: экспертиза «с потолка»

«Гусевское дело»: экспертиза «с потолка»
В Гусь-Хрустальном городском суде Владимирской области продолжает рассматриваться уголовное дело в отношении Александра Филиппова, связанное с продажей котельной «Владимиртеплогаза» в 2010 году.

Напомним, что Александру Филиппову вменяется в вину хищение котельной, которую он, по версии следствия, продал подконтрольной ему организации, а потом перепродал, но уже за большую сумму. Сторона обвинения утверждает, что Александр Филиппов «ввёл в заблуждение» хозяев котельной, якобы скрыв от них возможность продажи котельной по более высокой стоимости.

Краеугольным камнем, на котором строится обвинение против Александра Филиппова, стало заключение эксперта Иванова М.М. Данный эксперт оценил якобы похищенную котельную в 106 миллионов рублей.

На судебных заседаниях, проходивших в конце апреля-начале мая, данное заключение было оглашено, а Иванов М.М. был допрошен. 

В итоге, как в самой экспертизе, так и в показаниях эксперта стороной защиты было выявлено множество неточностей и несоответствий, которые не только ставят под сомнение «экспертную» работу, но и свидетельствуют о предвзятости и необъективности уголовного преследования Александра Филиппова.

Мало того, что экспертиза была назначена и проведена с уже привычными для дела нарушениями закона, так ещё и данные, которые в ней фигурируют, имеют весьма отдалённое сходство с реальными фактами и обстоятельствами.

Позиция стороны защиты состоит в том, что сумма, фигурирующая в экспертном заключении, как имеются основания полагать, подогнана под заказ следствия.

Допрос эксперта с целью прояснить непонятные, сомнительные и спорные моменты, содержащиеся в экспертном заключении, выявил ещё большее количество нарушений и факты откровенно непрофессиональной работы эксперта.

Итак, что же содержит экспертное заключение и что утверждает сам эксперт Иванов? Всего несколько примеров, которые характеризуют уровень и «тщательность» проделанной работы. Так, к немалому удивлению стороны защиты эксперт стал утверждать, что у котельной имеется две трубы, причем одна из них 80-метровая, а вторая – 40-метровая. Однако любой проезжающий или проходящий мимо котельной легко может убедиться в том, что у котельной только одна труба. 

Кроме того, здание котельной в Гусь-Хрустальном у эксперта постоянно трансформируется: то оно 3-этажное, то 4-этажное. Соответственно, и стоимость разнится. А складывая многомиллионные суммы, эксперт почему-то получает итог, в разы превосходящий результат простого арифметического сложения. Не правда ли чудесные превращения, столь выгодные для обвинения? И подобных «технических ошибок» и откровенных ляпов в результатах экспертизы более чем хватает.

Существенный и весьма показательный момент: многие данные, использованные в экспертном отчёте, по словам эксперта, были взяты им якобы откуда-то из интернета, при этом эксперт Иванов так и не смог пояснить, с каких именно сайтов была получена информация. «Экспертная» работа в интернете свелась к вводу запросов в поисковую строку интернет-браузера и двум итоговым вариантам поиска: «Нашёл» и «Не нашёл».

Ещё пример. Оценивая дорогу на территории котельной, значения длины и ширины эксперт взял из каких-то непонятных источников, а её срок службы, по мнению эксперта, составляет аж 50 лет.  Можно было бы лишь порадоваться за такую замечательную и «неубиваемую» дорогу, вот только в действительности она стоит значительно меньше и выглядит почти так же, как и большинство дорог в Гусь-Хрустальном. Единственное отличие – экспертом она оценивается несравненно дороже.

Параллельно с этим выяснилось, что точных и минимально необходимых для оценки характеристик целого ряда объектов в материалах, предоставленных эксперту следствием, не было. В этом случае эксперт не запрашивал нужные ему в оценочных целях данные у следователя, а просто производил поиск в интернете по так и не озвученным и совершенно непонятным критериям. В результате, оборудование котельной, введённое в эксплуатацию в 1982 году, как по волшебству, превратилось в современное оборудование.

На общем фоне таких подробностей «экспертных заключений» как-то блекнет даже то обстоятельство, что эксперт Иванов открыто признал, что во время проведения экспертизы он руководствовался уже не действующими Федеральными стандартами оценки и устаревшими нормативными актами, включая законы Российской Федерации. Согласно его заявлениям, он считает это нормальной практикой, и ничего предосудительного в этом не видит.

Надо сказать, что сторону защиты уже, наверное, трудно чем-то удивить. Но, по словам адвоката, эксперту Иванову М.М. это удалось.

Адвокат Михаил Овчинников, защитник Александра Филиппова, управляющий партнёр адвокатского бюро «Багрянский, Михайлов и Овчинников»: «В ходе судебного процесса все его участники, включая суд, уже давно, как мне кажется, поняли, что содержание экспертизы и её результаты были заранее предопределены. Как я полагаю, перед экспертом была поставлена конкретная задача, и он её выполнил. Какие рычаги воздействия использовались следствием, мне неизвестно, да это в данном случае и непринципиально. На мой взгляд, уже на данный момент имеются основания для привлечения эксперта к уголовной ответственности за заведомо ложное заключение».


[ Возврат к списку ]


Комментарии


Copyright © 2014. Официальный сайт Александра Филиппова