Вы здесь:  Главная  »  Записи

Последние записи

Принуждение «клеткой»

Принуждение «клеткой»
Некоторое время назад под воздействием все усиливающегося административного давления известный владимирский предприниматель Александр Филиппов принял решение создать и вести свой личный блог. Лишенный практически всех публичных каналов для выражения собственного мнения, он не мог поступить иначе. Благодаря этому блогу, на протяжении последних двух лет ему удавалось открыто отстаивать свою точку зрения и откровенно рассказывать о том, что происходит с ним, его бизнесом и экономикой области с лёгкой руки представителей органов власти и правоохранительных структур.
 
8 июня 2016 года Александру Филиппову был вынесен обвинительный приговор по «гусевскому» делу, в результате чего ему назначили наказание в виде лишения свободы сроком на 4 года с отбыванием в колонии общего режима. 

При этом под стражу Александра Филиппова суд заключил ещё до вынесения приговора, а именно 1 июня 2016 года.

Я, адвокат Михаил Овчинников, по просьбе Александра Филиппова буду продолжать вести его личный блог, честно и открыто говорить об обстоятельствах судебных разбирательств в отношении моего подзащитного. Прежде всего, мне бы хотелось рассказать о том, как было вынесено незаконное решение об аресте Александра Филиппова.

То, что российская уголовная правоприменительная практика нуждается в серьёзном реформировании, очевидно для всех, кто хоть как-то соприкасался с отечественным правосудием. Далеко не в последнюю очередь это касается практики применения судами такой меры пресечения как заключение под стражу. Случай Александра Филиппова – яркий и показательный пример того, как с помощью этого правового инструмента может восторжествовать произвол.
 
Так, ещё в ходе предварительного следствия Александру Филиппову была избрана мера пресечения в виде подписки о невыезде и надлежащем поведении. Причём после того, как уголовное дело поступило в суд, мера пресечения была оставлена без изменения. 

Избрание подписки о невыезде в качестве меры пресечения означало, что мой подзащитный не должен был покидать место жительства без разрешения суда, а также был обязан в назначенный срок являться по всем вызовам следователя и в суд и не препятствовать производству по уголовному делу. Всё это Александр Филиппов неукоснительно исполнял, и в этом отношении его поведение можно назвать идеальным. 

Несмотря на это, суд в нарушение закона удовлетворил абсолютно безосновательное ходатайство стороны обвинения об изменении меры пресечения.

В обоснование своего решения о заключении Александра Филиппова под стражу суд указал, что у моего подзащитного имеется недвижимость за рубежом, и поэтому он может скрыться от правосудия. Между тем, в материалах уголовного дела сведения о том, что у Александра Филиппова имеется указанная недвижимость, появились даже ещё до того, как ему вообще была избрана мера пресечения в виде подписки о невыезде. И прокуратура, и суд знали об этом из материалов уголовного дела.

Вообще, необходимо понимать, что меры пресечения в принципе служат именно для того, чтобы обеспечить надлежащее поведение обвиняемого в ходе уголовного судопроизводства. Подчеркну, что закон не позволяет ужесточать меру пресечения произвольно, и на более строгую она может быть изменена лишь в случае, если обвиняемый нарушил условия ранее избранной ему меры пресечения. Оно и понятно – зачем было бы добиваться от обвиняемого надлежащего поведения, если он и так ведёт себя надлежащим образом.

Если же обвиняемый ведет себя идеально и ничего не нарушает, но суд, как в нашем случае, тем не менее, ужесточает ему меру пресечения, это, полагаю, свидетельствует только о том, что суд действует не в целях обеспечения надлежащего поведения обвиняемого, а преследует какую-то другую, неправовую цель. Возможно, суд желает запугать обвиняемого, помешать ему осуществлять защиту или наказать за слишком большое количество ходатайств, а, возможно, суд просто исполняет чье-то указание. 

Существует ещё одно не менее важное обстоятельство, свидетельствующее о незаконности заключения Александра Филиппова под стражу.

Так, согласно статье 108 Уголовно-процессуального кодекса заключение под стражу в качестве меры пресечения не может быть применено в отношении обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного статьей 160 Уголовного кодекса, при условии, что предполагаемое преступление совершено в сфере предпринимательской деятельности, а сам обвиняемый имеет постоянное место жительства на территории России, его личность установлена, им не нарушена ранее избранная мера пресечения, и он не скрылся от органов предварительного расследования или от суда.

Александр Филиппов обвинялся в преступлении, которое предусмотрено статьей 160 Уголовного кодекса, при этом совершено оно было в сфере предпринимательской деятельности. Он постоянно проживает на территории России, его личность установлена, он не скрывался от органов предварительного расследования или суда. Как уже указывалось выше, ранее избранная мера пресечения моим подзащитным не нарушалась.

Между тем, заключая Александра Филиппова под стражу, суд вышеуказанные требования закона полностью проигнорировал, указав лишь, что «не усматривает оснований полагать, что преступление, в совершении которого он [Филиппов А.С.] обвиняется, совершено в сфере предпринимательской деятельности». При этом суд в своем постановлении так и не объяснил, почему он пришел к подобному выводу. 

Таким образом, вместо того, чтобы рассмотреть доводы стороны защиты, как того требует закон, и вынести законное, обоснованное и мотивированное решение, суд от стороны защиты просто отмахнулся. При этом он использовал любимый  «неопровержимый» аргумент российских судей – «суд не усматривает…».

Подводя итог, замечу, что любой объективный наблюдатель, который следил за ситуацией с уголовным преследованием Александра Филиппова, на самом деле понимает, почему суд вдруг ни с того, ни с сего взял и арестовал моего подзащитного. Как говорится, sapienti sat.


[ Возврат к списку ]


Комментарии


Copyright © 2014. Официальный сайт Александра Филиппова